Критика права
 Наука о праве начинается там, где кончается юриспруденция 

Хроника

9 мая 1945 года

 Знамя над Рейхстагом

«... на Западе вообще нашей стране отводят второстепенную роль в победе над гитлеровской Германией, присваивая заслугу победы почти полностью (по крайней мере — в главном) себе. Конечно, страны Запада внесли свой вклад в победу над Германией, они помогли нашей стране выстоять и разгромить агрессора. Но ведь они это сделали не из любви к русскому коммунизму. Они вели борьбу против нашей страны с первых же дней ее существования в качестве страны строящегося коммунизма. Они приложили титанические усилия к тому, чтобы направить гитлеровскую экспансию на Советский Союз. Стать союзниками Советского Союза их вынудили исторические обстоятельства, включая внутренние конфликты в самом западном мире. Но решающим фактором в том, что они открыли «второй фронт» против Германии, стали победы советской армии, не оставлявшие никакой надежды на Западе на поражение Советского Союза. Более того, тут сыграл роль страх того, что советская армия и без участия западных союзников добьет гитлеровскую Германию и захватит всю Западную Европу. Союзники открыли «второй фронт», спасая самих себя от угрозы победы коммунизма во всей Европе. И надо признать, что основания для этого в те годы были достаточно серьезные. Одним словом, победу в величайшей в истории человечества войне украли у тех, кто на самом деле вынес на себе все тяготы войны, кто понес самые большие потери, кто проявил самое большое терпение и мужество, кто вложил в дело победы самый высокий и гибкий интеллект.

Согласно официальной российской концепции, война 1941 —1945 годов против Германии была освободительной и отечественной, россияне сражались за Родину. Согласен. Но за какую Родину — вот в чем вопрос. В годы войны ни у кого в мире (за редким исключением) не было на этот счет никаких сомнений: подавляющее большинство советских людей сражалось за советскую (подчеркиваю — советскую!) Родину. Ко времени начала войны советский (коммунистический) социальный строй стал для большинства граждан Советского Союза привычным образом жизни. И отделить его от массы населения было просто невозможно практически. Хотели люди этого или нет, любая защита ими себя и своей страны означала защиту нового социального строя. Россия и коммунизм существовали не наряду друг с другом, а в единстве. Подавляющее большинство активно действовавших граждан идентифицировали себя прежде всего как советских людей. Разгром коммунизма в России был для них равносилен разгрому самой России. В ходе войны это чувство укреплялось как один из фундаментальных компонентов практически массовой идеологии. Даже те, кто понимали недостатки советского социального строя и относились к нему критически (порою — даже враждебно), ценили его достижения и понимали, что агрессоры несли угрозу их потери. Так что слово «патриотизм» тут не отражает фактических умонастроений советских людей достаточно адекватно».

Александр Зиновьев — «Моя эпоха: О Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

5 мая 201 год назад

5 мая 1818 года родился Карл Генрих Маркс

«... ни одно из так называемых прав человека не выходит за пределы эгоистического человека, человека как члена гражданского общества, т. е. как индивида, замкнувшегося в себя, в свой частный интерес и частный произвол и обособившегося от общественного целого. Человек отнюдь не рассматривается в этих правах как родовое существо, — напротив, сама родовая жизнь, общество, рассматривается как внешняя для индивидов рамка, как ограничение их первоначальной самостоятельности. Единственной связью, объединяющей их, является естественная необходимость, потребность и частный интерес, сохранение своей собственности и своей эгоистической личности. (…)

Беспочвенный закон еврея есть лишь религиозная карикатура на беспочвенную мораль и право вообще, на формальные лишь ритуалы, которыми окружает себя мир своекорыстия.

Также и в этом мире своекорыстия высшим отношением человека является определяемое законами отношение, отношение к законам, имеющим для человека значение не потому, что они — законы его собственной воли и сущности, а потому, что они господствуют и что отступление от них карается.

Еврейский иезуитизм, тот самый практический иезуитизм, который Бауэр находит в талмуде, есть отношение мира своекорыстия к властвующим над ним законам, хитроумный обход которых составляет главное искусство этого мира.

Самое движение этого мира в рамках этих законов неизбежно является постоянным упразднением закона» («К еврейскому вопросу»)

http://kritikaprava.org/library/255/k_evrejskomu_voprosu

1 мая — День международной солидарности трудящихся

 Б. Кустодиев. Первомайская демонстрация у Путиловского завода. 1906 г.

Из Хроники газеты «Право» (№ 19, май 1906 г.):

«Подробности избиения граждан в Муроме 1 мая таковы. По одной из улиц города прошла толпа рабочих с пением марсельезы. Стражники начали “работать” саблями и нагайками, нещадно избивая как шедших в толпе, так и лиц, находившихся в стороне. Ученика реального училища Трижатного избивали три стражника; несчастный мальчик скрылся в здании училища, но его вытолкнул на улицу сторож училища, и избиение продолжалось.

Вечером в саду, когда собралось много публики, разнеслись тревожные слухи, что сад окружен стражниками… Слухи оказались верными. Помощник уездного исправника Исаев во главе отряда стражников оцепил сад со всех сторон и обратившись к гуляющей публике заявил, что он “как горохом” засыплет сад пулями. Поднялся шум, слышны были вопли детей и женщин. Раздались выстрелы, сперва вверх, а затем стали стрелять в толпу. Стражники ворвались в сад и набросились на публику. Били нагайками, рубили саблями. Разрублен череп у ученика 3-го класса реального училища Андреева, ученица 7-го класса Глушкевич получила три сильных удара саблею по лицу, масса других раненых.

(Мысль)

В Симбирске безобразия, учиняемые чинами полиции под предводительством полицеймейстера Пифиева и приставов Соловьева и Некрасова, не поддаются описанию. 1 мая во время беспорядков били беспощадно, не разбирая кого и за что. В больнице раненые представляют собою бесформенные массы мяса и крови. Особенно жестокому истязанию подвергнулась г-жа Н. Казаки; наскочив на нее, сшибли ее с ног, били нагайками, топтали лошадьми, а потом отдали на расправу черной сотне, набранной, как оказалось, членами союза 17 октября и партии правового порядка. Черносотенцы волочили несчастную за косу по улице. Не приходя в сознание г-жа Н. скончалась. Черная сотня была размещена по городу по указаниям полиции. Сами черносотенцы говорили, что им приказано бить всех, кто “в синих и красных рубахах, шляпах и студентов”. Раненых в больницах составляют чиновники, семинаристы, рабочие. Погром продолжался до 6 часов вечера. Раненых и изувеченных громадное число, перечислить нет возможности. Губернатор бездействовал, хотя во время погрома к нему и обращались несколько депутаций с просьбой выехать на площадь. В заключении корреспонденции снова утверждается, что черная сотня была организована членами союза 17 октября и партии правового порядка, не могущими никак помириться с своим поражением на выборах.

(Путь)

В Царицыне 1 мая с утра рабочие всех фабрик и заводов прекратили работы, часть магазинов закрылась. По улицам проходили небольшие группы рабочих, разъезжали конные казаки, ходили пешие патрули от местного полка. Часов в 7 вечера прошли по городу с песнями ополченцы, которые были встречены казаками, причем произошло столкновение. К базару стали стекаться рабочие. Образовалась толпа в 4 000 человек, требовавшая удаления с улиц казаков, обещая разойтись. Полицеймейстер в этом отказал. Рабочие отказались подчиниться, вследствие чего была открыта по толпе стрельба. Ранено 8 человек, из них 1 смертельно.

Среди пострадавших мальчик 13 лет и барышня. Раненые отправлены в больницу публикой.

В Екатеринодаре 1 мая вечером в городском саду, где было много публики, группа учащихся и рабочих пела марсельезу и разбрасывала прокламации; после предупреждения разойтись полусотня казаков разогнала толпу нагайками».



22 апреля 149 лет назад

22 апреля 1870 года родился Владимир Ильич Ленин.

«На самом съезде Советов Ленин изложил свое понимание “государственности”: “Пора отбросить всю буржуазную фальшь в разговорах о силе народа. Сила, по буржуазному представлению, это тогда, когда массы идут слепо на бойню, повинуясь указке империалистических правительств. Буржуазия только тогда признает государство сильным, когда оно может всей мощью правительственного аппарата бросить массы туда, куда хотят буржуазные правители. Наше понятие о силе иное. По нашему представлению государство сильно сознательностью масс. Оно сильно тогда, когда массы все знают, обо всем могут судить и идут на все сознательно” (Ленин В. И. ПСС. Т. 35. С. 21).

Он постоянно повторял: “Мы заявляем, что мы хотим нового государства, что Совет должен заменить старое чиновничество, что всему народу следует учиться управлять. Станьте во весь рост, выпрямьтесь, и тогда нам не страшны угрозы” (Там же. С. 63).

Когда Ленин говорил об этом с трибуны съезда, Джон Рид записал: “Невысокая коренастая фигура с большой лысой и выпуклой, крепко посаженной головой. Маленькие глаза, крупный нос, широкий благородный рот, массивный подбородок, бритый, но с уже проступавшей бородкой… Потертый костюм, несколько не по росту длинные брюки. Ничего, что напоминало бы кумира толпы, простой, любимый и уважаемый так, как, может быть, любили и уважали лишь немногих вождей в истории. Необыкновенный народный вождь, вождь исключительно благодаря своему интеллекту…” (Рид Джон. 10 дней, которые потрясли мир. С. 116)».

(из книги Владлена Логинова «Неизвестный Ленин», 2010 г., с. 573-574)

8 марта

8 марта, в День борьбы за права женщин, — о том, что наполняет этот день актуальным общечеловеческим смыслом:

Фридрих Энгельс — «Происхождение семьи, частной собственности и государства»:

«Не лучше обстоит дело с юридическим равноправием мужчины и женщины в браке. Правовое неравенство обоих, унаследованное нами от прежних общественных отношений, — не причина, а результат экономического угнетения женщины.

 Оноре Домье. Прачка

В старом коммунистическом домашнем хозяйстве, охватывавшем много брачных пар с их детьми, вверенное женщинам ведение этого хозяйства было столь же общественным, необходимым для общества родом деятельности, как и добывание мужчинами средств пропитания. С возникновением патриархальной семьи и еще более — моногамной индивидуальной семьи положение изменилось. Ведение домашнего хозяйства утратило свой общественный характер. Оно перестало касаться общества. Оно стало частным занятием; жена сделалась главной служанкой, была устранена от участия в общественном производстве. Только крупная промышленность нашего времени вновь открыла ей — да и то лишь пролетарке — путь к общественному производству. Но при этом, если она выполняет свои частные обязанности по обслуживанию семьи, она остается вне общественного производства и не может ничего заработать, а если она хочет участвовать в общественном труде и иметь самостоятельный заработок, то она не в состоянии выполнять семейные обязанности. И в этом отношении положение женщины одинаково как на фабрике, так и во всех областях деятельности, вплоть до медицины и адвокатуры. Современная индивидуальная семья основана на явном или замаскированном домашнем рабстве женщины, а современное общество — это масса, состоящая сплошь из индивидуальных семей, как бы его молекул. Муж в настоящее время должен в большинстве случаев добывать деньги, быть кормильцем семьи, по крайней мере в среде имущих классов, и это дает ему господствующее положение, которое ни в каких особых юридических привилегиях не нуждается. Он в семье — буржуа, жена представляет пролетариат. Но в области промышленности специфический характер тяготеющего над пролетариатом экономического гнёта выступает со всей своей резкостью только после того, как устранены все признанные законом особые привилегии класса капиталистов и установлено полное юридическое равноправие обоих классов; демократическая республика не уничтожает противоположности обоих классов — она, напротив, лишь создает почву, на которой развертывается борьба за разрешение этой противоположности. Равным образом, своеобразный характер господства мужа над женой в современной семье и необходимость установления действительного общественного равенства для обоих, а также способ достижения этого только тогда выступят в полном свете, когда супруги юридически станут вполне равноправными. Тогда обнаружится, что первой предпосылкой освобождения женщины является возвращение всего женского пола к общественному производству, что, в свою очередь, требует, чтобы индивидуальная семья перестала быть хозяйственной единицей общества».

23 февраля — день Красной Армии.

 Красноармейцы

«Против богатства,

власти

и знанья для горсти вы

войну повели

и с честию пали за то,

чтоб

богатство, власть

и познанье стали бы

жребием общим».

19 января 10 лет назад

19 января 2009 г. в Москве были убиты адвокат Станислав Маркелов и журналистка Анастасия Бабурова.

Из статьи Станислава Маркелова «Патриотизм как диагноз» :

«Вместо того, чтобы выяснять, кто нажился на общей нищете и бесправии, кто захапал всю собственность во время бандитских 90-х, кто должен отвечать за приватизированное у нас будущее, за разворованное в одночасье добро, которое накапливалось адским трудом многих поколений, нам предлагают беззаветно любить власть. Общественный патриотизм — это не любовь к Родине, это именно любовь к власти. Правящим кругам выгодно, чтобы, открыв рот и выпучив от радости безумные глаза, мы смотрели на очередную государственную тряпку, пусть даже под ней воевали власовские предатели против своего народа или черносотенцы устраивали погромы.

По мнению патриотов, мы должны радоваться успехам власти, а свое будущее класть на заклание олигархам и прочим сытым котам, жирующим на отнятом у нас и наших родителей.

И это вы называете любовью к Родине? Любая Родина скоро сдохнет от такой любви, и чем больше мы погружаемся в пучину патриотизма, тем больше растет неравенство внутри общества, тем более наглой выглядит власть богатых. Кто этого не видит, тот сознательно стал слеп. Кто видит, но продолжает кричать о своем патриотизме, — тот трус, прикрывшийся навязанным государством клише.

Нам каждый день вбивают через все СМИ, что мы должны быть патриотами. Правильно, государству больше ничего не остается, как требовать от нас патриотизма, иначе мы спросим с власти за все ее деяния. Потому что народ и власть никогда не были вместе, вторые всегда жировали за счет бесправия и нищеты первых».

5 января 68 лет назад

5 января — день памяти Андрея Платонова.

«Среди крепостей буржуазного духа, вроде религии, ложной науки и заблудившегося искусства, есть одна крепость, взять которую нам нужно немедленно. Это — предрассудок о том, что управлять государством могут только избранные, особые, ученые люди, а простому рабочему человеку это не по разуму.

Это — великая ложь, каменная стена, за которой держала правящая буржуазия рабочий класс и не подпускала его к управлению государством. (…)

Когда мы уничтожим это наследство прошлых веков, мы будем действительно равными и честными во всех областях жизни, и тогда не будут управлять государством одни “лучшие”, избранные, а все мы по очереди, по порядку. Каждый узнает тогда эту простую науку, и никто не употребит ее в пользу себе и во вред другим — честность и совесть тогда будут необходимыми качествами каждого человека, а умение управлять государством — обязательным знанием, как теперь грамотность» («Обучение управлению») .

Тексты Андрея Платонова в библиотеке «Критики права»:

«Обучение управлению»: http://kritikaprava.org/library/231/obuchenie_upravleniyu

«Христос и мы»: http://kritikaprava.org/library/189/hristos_i_myi

«Государство — это мы»: http://kritikaprava.org/library/163/gosudarstvo__eto_myi

Андрей Платонов в цитатнике «Критики права»:

http://kritikaprava.org/persons/authors_of_quotations/47/andrej_platonov

26 декабря 193 года назад

26 (14) декабря 1825 года произошло восстание декабристов.

«Народы постигли святую истину, что не они существуют для правительства, но правительства для них должны быть устроены. И вот причина борений во всех странах; народы, почувствовав сладость просвещения и свободы, стремятся к ним; правительства же, огражденные миллионами штыков, силятся оттолкнуть народы в тьму невежества. Но тщетны их все усилия: впечатления, раз полученные, никогда не изглаживаются. Свобода, сей светоч ума, теплотвор жизни, была всегда и везде достоянием народов, вышедших из грубого невежества. И мы не можем жить подобно предкам нашим, ни варварами, ни рабами». Петр Каховский. Письмо Николаю Первому.

5 декабря 101 год назад

5 декабря (22 ноября по старому стилю) 1917 года Совнаркомом принят Декрет о суде № 1, которым была упразднена старая судебная система во главе с Правительствующим сенатом.

Анатолий Федорович Кони о Правительствующем сенате после контрреформ:

«... старые департаменты сената стали наполняться и даже переполняться всякими административными отбросами и часто такими людьми, которым было зазорно подавать руку или отдавать официальный визит. В среде сенаторов появились губернаторы, засекавшие “жидов” и крестьян во время вымышленных бунтов, и целая вереница неудачных директоров департамента полиции, которые, хапнув огромное содержание, отпрашивались, оберегая свою драгоценную шкуру, в сенаторы. Мало-помалу характер и состав общего собрания изменился до чрезвычайности, и прежние представители строго консервативного элемента сравнительно с вновь назначенными оказались либералами, так что звание сенатора для тех, кто стоял за кулисами этого учреждения, утратило всякое внешнее достоинство» («Триумвиры»).