Критика права
 Наука о праве начинается там, где кончается юриспруденция 

И. Разумовский — «М. Н. Покровский как историк права (К 60-летию со дня рождения)»

152 года назад, 17 (29) августа 1868 г., родился историк-марксист Михаил Николаевич Покровский. Будучи одним из наиболее ярких представителей раннесоветской исторической науки, Покровский в своих исследованиях неоднократно обращался к проблеме сущности, источников и закономерностей развития государства и права. Его идеи были востребованы теоретиками права в раннем СССР, однако после разгрома марксистской теории права и политической кампании против «школы Покровского» в 30-е годы имя ученого в академической юриспруденции незаслуженно было предано забвению, и в сознании просвещенного отечественного юриста фамилия «Покровский» сегодня ассоциируется исключительно с дореволюционным цивилистом И. А. Покровским. Ко дню рождения историка в библиотеке сайта размещена обзорная статья Исаака Разумовского, посвященная вкладу Покровского в науку о праве и государстве.

«Таким образом, и основное, идущее от философии государственного права, течение русской историографии, и якобы “враждебная” ему группа историков-юристов — оба эти течения, занимавшиеся историей права, лишь в большей или меньшей степени выявляли все характерные черты того, что мы называем юридическим воззрением на общество. Вся реальная история с ее экономическим и классовым содержанием выхолащивалась в свете этого метода и превращалась в сплошную историю права, творимого государством. Борьба с юридической идеологией, с юридическим методом в сфере историографии была поэтому совершенно необходимой составной частью общей борьбы за проникновение материализма в историческую науку.

Но если русская история перестает отныне быть только историей права и государства, то это отнюдь не значит, что материалистическая точка зрения в истории вовсе отбрасывает или игнорирует свойственные историческому развитию правовые моменты. Напротив того: только в борьбе с государственно-юридической идеологией тем самым и создается подлинная марксистская история права. Но эта история предстает перед нами в совершенно новом аспекте: как история политических и правовых форм, обусловливаемых развитием экономического и классового содержания».

Алексей Сахнин — «Почему протесты московских курьеров важнее, чем кажутся»

В начале июля 2020 года в Москве появился памятник курьеру: сооружение инсталляции профинансировали крупные компании — «Азбука вкуса», Ozon, «Перекресток», «Додо Пицца» и Delivery Club. Звучали слова о том, что курьеры, наряду с медиками, — герои карантинного времени. Не прошло и недели, как лицемерие вылезло наружу: в соцсетях и СМИ появилась информация, что сотни курьеров Delivery Club находятся в бедственном положении, — оказывается, с мая им не выплачивалась заработная плата. В статье Алексея Сахнина рассказывается о сверхэксплуатации и угнетении, которым подвергаются работники служб доставки, и о том, как московские курьеры смогли организоваться и начали отстаивать свои права (републикация с сайта moskvichmag.ru).

«История московских курьеров показала, что когда слишком много людей одновременно оказываются в социальном аду, они могут преодолеть и психологические, и социальные, и культурные барьеры и выйти на протест. Но, с другой стороны, она продемонстрировала, что ни гнев, ни чувство попранной справедливости не могут заменить организации.

“Нынешняя забастовка курьеров добилась выполнения трудового законодательства. Заработанные деньги людям выплатят,  — оценивает итоги кампании Дмитрий Кожнев. — Но для достижения более амбициозных целей, для того, чтобы надежно защитить интересы и права работников, заставить работодателя изменить свою бизнес-модель, заключать нормальные трудовые договора и уважать права трудящихся, для этого нужен совсем другой уровень организации, другой уровень активности и уровень подготовки”».

Евгений Пашуканис — «О революционных моментах в истории английского государства и английского права»

«Критика права» возобновляет регулярное пополнение библиотеки: на сайте размещена статья Евгения Пашуканиса «О революционных моментах в истории английского государства и английского права». По убеждению автора, подлинная природа государственных учреждений и правовых институтов наиболее отчетливо обнаруживается в революционные периоды, когда на смену старому общественному строю приходит новый, но именно этим революционным процессам буржуазная историко-правовая наука традиционно уделяет меньше всего внимания и освещает их наименее объективно.

«Значение величайших общественных сдвигов, какими являются революции, не ограничивается, разумеется, непосредственными, наглядно выраженными завоеваниями в виде новых учреждений и новых должностей. Мы знаем теперь, что и реформы старых учреждений являются часто только побочными продуктами революций. Революции являются узловыми пунктами в общественном развитии, которое предопределяется ими на столетия вперед. Революции — это, по известному выражению Маркса, локомотивы истории, причем их движущая сила тем значительнее, чем более глубокие народные массы приняли в них участие. Для буржуазного мышления характерна противоположная точка зрения. Чем больше данное движение захватывает общественные низы, тем сильнее стремление идеологов буржуазии изобразить его слепым, бесплодным возмущением, которое только разрушает, но ничего не создает; тем усерднее стараются они изолировать эту эпоху, изобразить ее как период “безумия”, который не связан органически с последующим развитием. «Когда история движется с быстротой гужевой перевозки — это сам разум и сама планомерность. Когда народные массы сами, со всей своей девственной примитивностью, простой грубоватой решительностью начинают творить историю, воплощать в жизнь прямо и немедленно “принципы и теории”, тогда буржуа чувствует страх и вопит, что “разум отступает на задний план”» (Ленин, VII, стр. 130). Этот подход преследует вполне определенную цель, а именно: убить в зародыше всякую революционную традицию, изгладить в сознании народных масс всякое воспоминание о том периоде, когда новые формы отношений, новые формы власти создавались под непосредственным натиском самих этих масс».

Юрий Шахин — «Октябрьская революция — исторический баланс достижений»

Ко дню рождения В. И. Ленина на сайте размещена статья Юрия Шахина, посвященная итогам Октябрьской революции. Особое внимание автор уделяет политическим и правовым итогам, которые игнорируются или серьезно недооцениваются мейнстримной историей государства и права постсоветского периода. Автор полагает, что буржуазно-демократические преобразования стали основным историческим достижением Октябрьской революции, — по убеждению нашей редакции, и реальность, и незавершенность буржуазно-демократических преобразований в СССР находились в диалектической связи с только начатой, противоречивой, дискретной, но реальной социалистической историей (в том числе в экономике, культуре, образовании и воспитании, общественной жизни), которая стала возможной благодаря Октябрю.

«Менее очевидны, но не менее прочны другие социально-экономические изменения революционной эпохи: идея и практика государственного регулирования экономики, ограничения свободного рынка и частной собственности ради интересов общества, развитие фонда общественного потребления, принцип участия рабочих в управлении предприятиями, идея планирования. Конечно, с тех пор неоднократно менялись формы и цели применения всех этих идей, но сама допустимость и возможность их использования была поставлена на повестку дня именно революцией. Далеко не все из этих идей дожили до наших дней в бывших союзных республиках, но многие из них были усвоены и применены за рубежом, где используются по сей день».

Записка, составленная деятелями научных и высших учебных учреждений в январе 1905 г.

К Татьяниному дню: в библиотеке «Критики права» размещена записка, составленная и подписанная в первых числах января 1905 г. представителями научных и высших учебных учреждений Петербурга и других городов, которую предполагалось огласить на несостоявшемся банкете 12 января 1905 г. в честь 150-летия Московского университета (опубликована в газете «Право»). Подписали записку 342 человека, в том числе: членов академии наук — 16, профессоров и адъюнкт-профессоров — 125, доцентов, преподавателей, ассистентов и лаборантов — 201.

Этот документ свидетельствует, с одной стороны, о сущностном сходстве систем образования двух зависимых периферийно-капиталистических обществ — дореволюционной и современной России, с другой — о том, что в дореволюционной России начала XX в. было не в пример больше живых сил, необходимых для осуществления назревших общественных преобразований.

«По самому характеру своего призвания высшая школа должна подготовлять деятелей, сознательно и правдиво относящихся к окружающей действительности; между тем необходимая для осуществления этой ответственной задачи свобода исследования и преподавания настолько отсутствует, что даже чисто ученая и преподавательская деятельность не гарантирована от административных воздействий. (…) Целым рядом распоряжений и мероприятий преподаватели высших школ низводятся на степень чиновников, долженствующих слепо исполнять приказания начальства. При таких условиях неизбежно понижение научного и нравственного уровня профессорской коллегии, неизбежна и та потеря уважения и доверия к учителям, которая является роковою для современной жизни наших высших учебных заведений.

Наш школьный режим представляет собою общественное и государственное зло: попирая авторитет науки и задерживая ее развитие, он вместе с тем оказывается бессильным осуществить великие задачи просвещения и обеспечить народу широкое развитие его духовных сил. Наука может развиваться только там, где она свободна, где она беспрепятственно может освящать самые темные углы человеческой жизни. Где этого нет, там и высшая школа, и средняя, и начальная должны быть признаны безнадежно обреченными на упадок и прозябание.

Угрожающее состояние отечественного просвещения не дозволяет нам оставаться безучастными и вынуждает нас заявить наше глубокое убеждение, что академическая свобода несовместима с современным государственным строем России. Для достижения ее недостаточны частичные поправки существующего порядка, а необходимо полное и коренное его преобразование».

Кирилл Медведев — «Живой фронт Станислава Маркелова»

10 лет назад, 19 января 2009 г., в Москве националистами были убиты адвокат, левый правозащитник, антифашист Станислав Маркелов и журналистка, участница антифашистского движения Анастасия Бабурова. Они были наследниками тех почти исчезнувших традиций российской адвокатуры и журналистики, для которых эти профессии — не способ зарабатывания денег, личного самоутверждения и обслуживания власти и денежного мешка, а поле гражданской борьбы за идеалы социальной справедливости и равенства, за более человечное и разумно организованное общество. Ко дню памяти антифашистов на сайте размещен материал Кирилла Медведева (републикация с сайта opendemocracy.net).

«Эта нелепость лишний раз подчеркивает уникальность опыта Маркелова, который через политический активизм пришел к профессии адвоката, затем пренебрег стабильно оплачиваемой профессиональной карьерой и стереотипом о недопустимости смешивания личного, политического и профессионального в юриспруденции — ради миссии защитника самых уязвимых и бесправных. Еще одна важная и диковинно звучащая в России вещь, показанная Маркеловым: ангажированный юрист, как и ангажированный журналист — это не тот, кто за деньги выполняет требования заказчика, а тот, кто следует своим гражданским, политическим убеждениям и нормам профессионального сообщества.

Понимая, насколько важна для выживания левых и социальных движений сеть именно таких ангажированных юристов и ориентируясь на богатый мировой (да и наш дореволюционный) опыт, Маркелов создал Институт верховенства права — группу адвокатов, готовых бесплатно защищать активистов и жертв произвола. (...)

В тех новых сложных ситуациях, до которых Маркелов не дожил, он непременно старался бы, отсекая агрессивные, разрушительные крайности, искать общую — антиимперскую, антифашистскую, по-настоящему демократическую — платформу для оппозиции».

Поздравляем нашего товарища с изданием книги!

 Банкротство в практике Верховного суда Российской Федерации

В издательстве «Проспект» вышла книга «Банкротство в практике Верховного суда Российской Федерации. Практическое пособие», одним из авторов которой является участник проекта «Критика права» Надежда Кирьянова.

Аннотация: «Пособие подготовлено с целью систематизации правоприменительной практики в сфере несостоятельности (банкротства) за 2016 г. В частности, собраны позиции судов по таким вопросам, как банкротство граждан, банкротство специализированных субъектов (финансовые, сельскохозяйственные организации, застройщики), оспаривание сделок должника, привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, осуществление арбитражным управляющим возложенных на него публично-правовых обязанностей и т. д.

Интересным представляется также краткий анализ изменений законодательства о несостоятельности (банкротстве) и их влияния на правоприменительную практику».

Зарианна Соломко — «Права человека и правовое государство с позиции марксизма»

Ко Дню прав человека (отмечается во всем мире 10 декабря: 70 лет назад — в 1948 г.  — в этот день Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека) на сайте размещена заметка Зарианны Соломко, посвященная некоторым аспектам марксистской критики современной идеологии прав человека и правового государства. Текст представляет собой тезисы выступления автора на конференции «Обеспечение прав и свобод человека в современном мире» (МГУ — МГЮА, Москва, 2016 г.).

«И, наконец, есть еще одна важная истина, которая была не только теоретически обоснована, но и широко апробирована именно марксизмом и которая всячески затемняется в мейнстримных концепциях прав человека: реальные права человека не рождаются из заклинаний и сетований, не даруются милостивой властью и не приходят сами собой как награда за покорность и терпение, а становятся результатом организованной, сознательной и бескомпромиссной классовой борьбы, которая во многих случаях с необходимостью предполагает действия contra legem.

Если теоретики права шарахаются от этих истин в кусты, как пугливые зайцы, или старательно затемняют их всякими неклассическими и постклассическими дискурсами, то они должны быть готовы к тому, что рано или поздно народ, который содержит их за свой счет и рассчитывает узнать от них правду о правах человека, перестанет вести себя как поселянин из кафкианской «Притчи о вратах закона», и обойдется с ними, как некогда средневековые крестьяне обходились с иными представителями юридического сословия, твердо стоявшими на почве своего сакрального права».

Зарианна Соломко — «Постсоветская теория права и наследие Октября»

Публикуемый материал — тезисы выступления автора на XIII международной конференции «Современное российское право: взаимодействие науки, нормотворчества и практики» (секция «Теоретические основания нормотворческой и правоприменительной деятельности: проблемы и перспективы»), прошедшей на базе МГУ и МГЮА в ноябре 2017 г.

«Чрезвычайно богатый и сложный опыт революции и возникшего в 1917 г. нового социально-исторического организма академическая юриспруденция, в том числе стараниями теоретиков права, до сих пор настойчиво пытается уложить в прокрустово ложе “неправового строя”. Тут и там слышны обличительные голоса рассуждающих о своего рода правовом грехопадении, которое по вине безответственных радикалов и ущербного правосознания масс на семь десятилетий выбило “историческую Россию” из русла нормального эволюционного развития. С завидным, хотя и саморазоблачительным упорством в течение четверти века теоретики права навязывали и продолжают навязывать в качестве универсальной для понимания Октября идейной матрицы дискурс “законности” и “правового государства”, не отдавая, вероятно, себе отчета в том, что это язык мелкобуржуазного филистера, главным, а зачастую и единственным интересом которого является стабильность и прочность его частного существования и его “священных” прав частного собственника, покоящихся на разных формах социальной несправедливости».

Исаак Разумовский — «Государственно-правовая идеология современной социал-демократии»

На сайте проекта размещена статья философа и теоретика права раннесоветского периода И. Разумовского «Государственно-правовая идеология современной социал-демократии». Анализируя тексты немецких социал-демократов, автор приходит к выводу о повороте революционной партии вправо, юридизации мышления и ревизии марксистских взглядов в направлении примиренчества, отказа от революционной борьбы в пользу «настоящей» демократии. В чем причины такого поворота и какую роль играют в этой ревизионистской теории понятия производства и обмена — основные вопросы, которые ставятся И. Разумовским. Критикуемая Разумовским идеология и сегодня сохраняет определенный вес в академической теории права и государства.


«Устами уж не только “правых” Реннеров, но и “левых” Фридрихов Адлеров официальная социал-демократия в своей борьбе с коммунистическими идеями выражает полный отказ от самого понятия “диктатуры пролетариата”. Буржуазно-юридические принципы “большинства” и “равенства прав” превращаются ею в незыблемую заповедь всякого человеческого общежития. Буржуазно-юридическое мышление становится высшим объективным критерием в разрешении классовых противоречий. Изменившаяся классовая сущность современной, борющейся с революционным марксизмом, социал-демократии получает и соответствующую этому новому классовому содержанию идеологию!»