Критика права
 Наука о праве начинается там, где кончается юриспруденция 

Почему протесты московских курьеров важнее, чем кажутся [Редактировать]

Произошла ошибка в обработке изображения: "image:235:files/images/2020/07/17/Иллюстрация.jpg"! Возможно, название файла картинки содержит русскоязычные символы?

Привет, брат. Как сегодня смена? — председатель профсоюза «Курьер» Кирилл Украинцев подходит к парню в зеленой брендированной одежде Delivery Club. — Я из профсоюза, слыхал про нас? Будем защищать интересы курьеров! У тебя жалобы есть?

Курьеру на вид лет 25. Он только что подъехал к стойке городского велопроката и сдал велосипед. Жизнерадостная зеленая униформа контрастирует с серым от усталости лицом. Сначала он смотрит на нас с недоверием. Но потом достает свой потрескавшийся смартфон и показывает нам историю сообщений в приложении для сотрудников курьерской доставки.

— Задолбали! — говорит он с сильным акцентом. — Штраф. Штраф. Штраф. «Нарушение регламента работы на слоте. 5000 рублей», — значится в одном из сообщений. Единственная доступная опция — графическая кнопка «Понятно».

— Третий штраф! — бесцветным голосом говорит курьер и устало поднимает руку в жесте отчаяния, мол, что тут поделаешь?

Сегодня этот человек отработал больше 10 часов. По лицу видно: он смертельно устал. Но вряд ли эти 10 часов окупят даже половину суммы его штрафа.

— У ребят вообще адская ситуация, — рассказывает Кирилл Украинцев. — У нас в стране мало кому живется сладко, но курьеры — самые угнетенные из угнетенных. Они работают за копейки, а порой и в минус. У них нет никаких прав. Они буквально не принадлежат сами себе: большинство из них устроены через систему заемного труда, то есть их фактический работодатель просто покупает их у этих агентств занятости и не несет перед ними никакой ответственности. А это работа как у шахтера. Ты дичайше тратишь калории, изнашиваешь организм. За день проходишь километров 20-30, если ты «пешка» — пеший курьер. Понятия «обеденный перерыв» у них просто не существует. А многие пацаны работают и по 12, и по 14, и даже по 18 часов.

Революция доставок

За время карантина, когда миллионы людей оказались взаперти на самоизоляции, сервисы доставки пережили настоящий расцвет. На пике эпидемии в середине апреля число пользователей основных сервисов увеличилось на 42%, а заказов — на 25%. Некоторые кампании росли быстрее рынка. Так, в самые строгие недели самоизоляции число пользователей «Яндекс.Еды» выросло в 2,6 раза, количество доставок — в 2,9 раза.

Рынок доставки рос, как на дрожжах. Но армия курьеров увеличивалась еще быстрее. Только в Москве курьерами работали около 60 тысяч человек. Delivery Club в начале апреля увеличил количество своих курьеров в Москве на 70%. Людей привлекали с запасом, на случай резкого роста числа заказов. Благо работу искали тогда очень многие.

К многотысячной армии мигрантов, развозящих салаты, суши и пиццы, прибавились москвичи из числа бывших менеджеров, артистов, официантов и предпринимателей. Желтую униформу курьера надел владелец консалтингового агентства с оборотом в 2 миллиона долларов Сергей Ночовный, режиссер Антон Уткин и многие другие выходцы из среднего класса.

В долгие месяцы самоизоляции вырос социальный престиж профессии. Курьеров называли «героями нашего времени», а на территории «Товарищества Рябовской Мануфактуры» возле метро Тульская им даже установили памятник. «Тем, кто сделал самоизоляцию возможной» — гласит надпись на нем. Создание монумента оплатили компании, работающие в сфере электронного ритейла — «Азбука вкуса», Perekrestok.ru, Ozon, «Додо Пицца» и Delivery Club.

Агрегаторы отчитывались о рекордных прибылях. Выручка Delivery Club увеличилась в 2,1 раз на фоне пандемии (в третьем квартале 2019 она составляла 1,24 млрд рублей за 3 месяца). Но, несмотря на отлитую в бронзе признательность «сотрудникам служб доставки, которые каждый день просто выходят на работу и доставляют нам комфорт, спокойствие и безопасность», условия труда для них остались крайне тяжелыми.

«Это не работа, это рабство!»

В Delivery Club ставка курьера составляет 120 рублей за заказ и 20 рублей за километр. Автокурьер, который работает на собственной машине, может сделать за день до 25 заказов. Его заработок выше, как и риски — бензин, штрафы и амортизация автомобиля на нем. Пеший курьер, как правило, выполняет 12-15 заказов в день. Дневной заработок составляет около 2000 рублей. В месяц в зависимости от нагрузки, сноровки и везения получается 40-50 тысяч. Это если не влетаешь на большие штрафы.

Штрафы запрещены российским трудовым кодексом. Но Delivery Club и другие «платформенные» работодатели легко обходят этот запрет. «Трудовые отношения просто маскируются под гражданско-правовые, — рассказывает профорганайзер Конфедерации Труда России Дмитрий Кожнев. — Например, оформляют людей как ИП, самозанятых, исполнителей по гражданско-трудовому договору. Ситуация сразу оказывается за пределами трудового поля: все признаки трудовых отношений налицо, но Кодекс исполнять не обязательно. Штрафы оформляются как санкции за неисполнение коммерческого контракта».

Большинство курьеров формально работают даже не на бренд, фирменные рюкзаки которого они носят. Договора с ними заключают фирмы-посредники. Это позволяет агрегаторам манипулировать рабочей силой, перемещать ее из района в район, изменять условия труда, но не нести перед людьми практически никакой ответственности. Курьер очень ограничен в своей свободе выбора. Его могут обязать обслуживать заказы, связанные только с одной ресторанной сетью, например, KFC или «Бургер Кинг». Курьер не может отказываться от невыгодных заказов, регулировать продолжительность рабочих смен, даже свободно выбирать дни работы. По словам активистов курьерского профсоюза, когда на 9 июля назначили акцию протеста у офиса Mail.ru Group, многие курьеры неожиданно получили наряды на смены в других частях города, хотя специально отмечали этот день как свободный.

326 курьерам, нанятым через одного из логистических партнеров Delivery Club с говорящим названием ООО «Аморали», с мая месяца не выплачивают зарплату. Люди оказались в отчаянном положении.

«Я обратился к ним: у меня нет денег на дорогу, на продукты, на жилье. Когда будут деньги? Пожалуйста! На «вы» был, умолял их. «Нет, ничего нету»,  — пересказывает свои злоключения Замир, один из курьеров, вышедших на акцию протеста у офиса Mail.ru Group.

В результате Замир потерял жилье и уже 15 дней ночует в парке. Таких, как он, около 30 человек.

«Будем говорить прямо: людей использовали как рабов, лишая средств к существованию, обрекая их и их семьи на холод и голод»,  — говорится на странице профсоюза «Курьер», организовавшего забастовку.

Забастовка

Спорадические протесты курьеров вспыхивают в последние годы все чаще. Нынешняя волна началась в июне. Заказов благодаря карантину было много, и компания увеличила зоны доставки. «Пешкам» стали давать заказы на расстоянии 6 км, а автокурьерам — до 10. Но рост интенсивности труда никак не отразился на доходах. Если курьер отказывался от дальнего заказа, его штрафовали. Если брал, но опаздывал — все равно штрафовали. Это вызвало взрыв возмущения. В интернете стали распространяться ролики с призывами протестовать.

«Мы че, роботы, что ли? Вы пользуетесь просто нашим положением, что у людей нет работы, что люди не могут зарабатывать? Вы думаете, мы пришли к вам работать от хорошей жизни, что ли?»  — говорит один из курьеров на видео.

Наконец, 5 июня несколько десятков человек под проливным дождем собрались у офиса Delivery Club в Хорошово-Мневниках. Они два часа ждали, чтобы к ним вышел представитель компании и выслушал их требования. Но никто не вышел. Сервис лишь выпустил заявление о том, что несправедливые штрафы будут отменены.

Но перемены после 5 июня если и наступили, то только к худшему. Многие участники акции протеста и даже просто чата в телеграмме были уволены без объяснения причин. «Пацанов просто заблокировали в приложении», — рассказывает активист профсоюза «Курьер» Саид. Штрафов тоже меньше не стало. И тут к этому прибавилась ситуация с невыплатами.

Идея создания профсоюза носилась в воздухе. Но перейти к практике позволило то, что кризис заставил надеть курьерскую униформу многих россиян, включая москвичей. Они больше оказались готовы защищать свои трудовые права, чем многие мигранты, которые боялись увольнения и предпочитали до последнего договариваться с руководством «по-хорошему». Вторым элементом, катализировавшим процесс, стали левые активисты.

Именно они организовали кампанию в СМИ. Левые блогеры записали несколько роликов в поддержку требований курьеров. А один из них, Кирилл Украинцев, стал фактическим лидером нового профсоюза. Вместе с отчаянным положением оставшихся без денег людей это сделало свое дело. В чате профсоюза сегодня почти 1000 участников. О деятельности профсоюза знает большинство курьеров Delivery Club, с которыми мне удалось поговорить на улицах Москвы. Одно только заявление о будущей забастовке заставило Delivery Club заявить о выплате всех задержек по зарплате и о расторжении договора с ООО «Аморали». Пользователи социальных сетей довольно активно поддержали протестующих курьеров. На ситуацию обратил внимание даже Следственный Комитет, который начал доследственную проверку по факту невыплаты зарплаты.

9 июля на акцию протеста к офису Mail.ru Group, который владеет сервисом Delivery Club, пришли десятки журналистов, депутаты Мосгордумы Евгений Ступин и Госдумы Олег Шеин, лидер Левого фронта Сергей Удальцов, довольно много левых активистов и… всего около сотни курьеров.

Классовая борьба — это вам не лобио кушать

Экономика платформ, где капитал принимает форму программного алгоритма, а труд фактически выносится за внешний контур фирмы, меняет рынок труда. Эта бизнес-модель основана на эксплуатации прекарной, то есть неустойчивой и непостоянной занятости. По оценкам декана социологического факультета РГГУ Жана Тощенко, такие трудящиеся составляют уже от 30 до 40% трудоспособного населения в развитых странах, считая Россию. Забастовка московских курьеров потому и вызвала такой интерес СМИ, что она пролила свет на то, что происходит в этой огромной серой зоне.

У курьеров и других работников платформ очень мало социальных ресурсов. Ненадежные условия найма и большая текучка не позволяют создавать устойчивые коллективы и солидарно отстаивать свои права. Столкнувшемуся с трудовым конфликтом или простой несправедливостью человеку проще поменять зеленую униформу на желтую, чем создавать профсоюз. Поэтому до недавних пор считалось, что прекарная занятость почти исключает коллективную борьбу, делая работников беззащитными перед лицом технологических гигантов.

Но платформы постоянно генерируют девальвацию труда, пишут исследователи из Европейского института Профсоюзов. Этот процесс только ускоряется. Все больше людей попадает в воронку низкого дохода, произвола работодателя и неуверенности в завтрашнем дне. И это рождает сопротивление и солидарность.

«Если каждый из нас не поддержит курьеров сегодня, завтра каждый может столкнуться с таким же проблемами, — говорит Кирилл Украинцев. — Они придут в офис, к продавцам, к таксистам, поварам, к любым людям наемного труда. Их начнут штрафовать и лишать зарплаты».

История московских курьеров показала, что когда слишком много людей одновременно оказываются в социальном аду, они могут преодолеть и психологические, и социальные, и культурные барьеры и выйти на протест. Но, с другой стороны, она продемонстрировала, что ни гнев, ни чувство попранной справедливости не могут заменить организации.

«Нынешняя забастовка курьеров добилась выполнения трудового законодательства. Заработанные деньги людям выплатят, — оценивает итоги кампании Дмитрий Кожнев. — Но для достижения более амбициозных целей, для того, чтобы надежно защитить интересы и права работников, заставить работодателя изменить свою бизнес-модель, заключать нормальные трудовые договора и уважать права трудящихся, для этого нужен совсем другой уровень организации, другой уровень активности и уровень подготовки».


Публикуется с разрешения автора.

Иллюстрация — Полина Никитина (Instagram @dikaya_gerla).

Источник публикации: Moskvichmag.ru